Eva Lessend
Только что вернулась с Облачного Атласа, на который ходила в третий раз. Можно, конечно, ограничиться только этим предложением (степень моей вменяемости понятна и так), но все же не удержусь. Итак, суммарные итоги этих мероприятий:

- После первого просмотра фильм был помещен в список любимых, после третьего – окончательно утвердился в первой тройке финалистов.

- OST скачан и помещен сразу на два плеера. Теперь я имею возможность слушать эту божественную музыку в любое время суток, независимо от обстоятельств и предательского заряда батареи.

- Обнаружила в себе непреодолимое желание перечитать романы Митчела. Забросила Пехова и Макьюэна, начала с Облачного Атласа.

- Три режиссера, против моих опасений, стали огромным плюсом картины. Мелких недочетов и недосмотров гораздо меньше, нежели в картине одного творца. Каждый крупный план, каждый пейзаж, каждая сцена и практически каждый план – это шедевр. И если в первый раз это не слишком бросается в глаза, то на последующие, когда замечаешь гораздо больше - понимаешь, что лучше быть уже просто не может. Сдвинь камеру вправо или чуть ниже – все очарование потеряется.

- Трудно выбрать любимого, или хотя бы наиболее симпатичного персонажа, потому, что они живые, настоящие. Они поступают, как поступили бы мы в этой ситуации, и за это их нельзя винить. Их можно только понимать, им можно только сочувствовать.

- Интересный ход – брать одних и тех же актеров на разные роли. Главный герой становится героем второстепенным, мужчина становится женщиной. Опять же, помогает лучше ориентироваться во всей ситуации.

- Пришла к окончательному выводу, что меньше всего мне понравилась ветка Луизы Рей, «Периоды полураспада». Все-таки детективы – это не мое. Хотя ее разговор с Сиксмитом в лифте – это очень сильная сцена.

- Ветку, понравившуюся больше всего выбрать гораздо труднее. Пожалуй, я так и не смогу прийти к окончательному выводу, что же должно стоять на первом месте: «Тихоокеанский дневник Адама Янга», «Оризон Сонми-451», или «Письма из Зедельгема».

- Слешер во мне неистребим. В «Тихоокеанском дневнике…» я с замиранием сердца следила за взаимоотношениями Адама и Аутуа. Рискуя своей жизнью спасти того, кого и за человека считать не принято… Да и самая первая сцена между ними: взгляд глаза в глаза. А потом диалог:
«- Почему, когда тебя стегали плетью, ты смотрел мне в глаза?
- Боль сильна, но твой взгляд сильнее».
А как Аутуа выносил его на палубу, чтобы показать красоту заката в открытом море, как кормил его?.. Как спас? К тому уже меня каждый раз замирало сердце, когда он носил Адама почти что на руках. А было это довольно часто.

- Хотя у меня все-таки вызвал недоумение тот факт, что индеец в романе, Аутуа стал афроамериканцем в фильме.

- Отношения между Сиксмитом и Фробишером язык даже не поворачивается назвать развратом. Это любовь, это именно любовь, что бы ни кричали гомофобы и возмущенные мамаши.

- Многим фильм не понравился в основном из-за гомосексуальной линии. Чуть меньше жалуются на то, что картина сложна для понимания, ее нужно обдумывать, а включать мозг им просто лень. Печально, на самом деле. По мне эта картина заслуживает гораздо большего.

- В этой картине очень красивый секс. Ей богу, не любительница подобных сцен, в особенности гетеросексуальных, но даже мне они доставили сильнейшее эстетическое удовольствие. Пожалуй, это лучшие постельные сцены, которые я видела за всю свою жизнь.

- Каждую из шести историй можно было сделать отдельным фильмом. Связь между ними похожа на ниточки-паутинки, тонкие, заметные только под определенным углом. Порой бывает трудно понять, как одна ветка связана с другой. Связующим звеном может быть обычная пуговица.

- Фраза Роберта Фробишера о том, чтобы «стать музыкой» навсегда в моем сердце. Его история, пожалуй, наиболее близка мне. Я смогла сдержаться на ее финале, слезы сами полились по моим щекам, несмотря на едкие замечания соседей или их глупые шутки.

- Финал ветки Сонми-451 – это тоже слезы. История ее любви у меня почему-то прочно ассоциируется с историей Нео и Тринити, другой бессмертной пары, созданной братьями Вачовскими. Ее обращение под аккомпанемент выстрелов и смертей товарищей и возлюбленного, ее слезы слишком сильно затрагивают. Как и ее признание в том, что она знала, что итогом этого плана станет ее смерть. Я не могу не восхищаться этим персонажем.

- Самой грустной для меня стала ветка Тимоти Кавиндиша. Не могу спокойно относится к тому, что этих стариков бросили собственные дети потому что тело их стало слабым и беспомощным. Трагедия, замаскированная под комедию, смех сквозь слезы.

- Каждый раз я ходила с разными людьми. Когда я спрашивала, о чем же этот фильм, не было ни одного повторяющегося ответа. Мне же нравится думать, что этот фильм о Любви.

Не жалею ни денег, ни времени, потраченных на этот фильм. Обязательно приобрету его в свою личную коллекцию.

@темы: фильмы, рекомендации, впечатления